Meediakaja

Meediakaja RSS

Portaal rus.err.ee: "TO BE, OR NOT TO BE" БУДУТ РЕШАТЬ В ТАЛЛИННЕ: НАМ ПРЕДСТОИТ УВИДЕТЬ АНГЛИЙСКОГО "ГАМЛЕТА"

04.04.2014
Мировое турне, посвященное 450-летию Шекспира, которое сейчас совершает знаменитый  "Глобус" с "Гамлетом" в постановке художественного руководителя театра Доминика Дромгула, включает остановку в Таллинне  и Тарту.

Для представления в Таллинне выбрано идеальное место – внутренний двор Городского театра, где летней порой идут спектакли, сопоставимые по атмосфере, веселью, готовности любую трагедию перелицевать в комедию с представлениями, идущими в "Глобусе". Достаточно вспомнить легендарных "Трех мушкетеров": они садились для путешествия в Англию сначала на деревянных лошадок, а потом, буквально через минуту, оказывались верхом на настоящих лошадях и скакали по крепостной стене, над зрителями; или можно вспомнить недавние "Проделки Скапена", для которых во дворе театра было вырыто озеро, и актеры по ходу действия время от времени падали в него и выбирались вплавь, а на премьере бросили в воду и постановщика – художественного руководителя театра Эльмо Нюганена. 

В "Глобусе" все представления идут под открытым небом. Мне довелось быть на "Макбете", когда шел проливной дождь. Похолодало внезапно (с утра погода была прекрасная); птицы кружились с криками над сценой и залетали под козырек в смятении, а потом хлынул ливень. Партер в "Глобусе" стоит, пользоваться зонтами запрещено – они стали бы загораживать сцену другим зрителям, можно только надевать плащи (если вы позаботились взять их с собой). Артисты играли под ледяным душем, в облепивших их тела костюмах, слова их заглушали удары грома, гроза бесновалась. А спектакль выстроен так, что часть его происходит среди зрителей, стоящих в партере, там, из бездн ада, появляются окровавленные призраки тех, кого погубил Макбет.

В "Глобусе" есть места и в крытой галерее, где не так холодно, где можно укутаться в плед (пледы выдают и в Городском театре); можно даже взять с собой бумажный стаканчик с горячим кофе или более крепким и активней согревающим напитком (как и у нас), но все равно переменчивость и непредсказуемость погоды для всех без исключения зрителей становится частью спектакля, как и во времена Шекспира.

МУЗЕЙНЫЕ ШУТКИ "ГЛОБУСА"

"Глобус" сегодня - точная копия того здания, что было при Шекспире. В театре есть музей и уникальные экскурсоводы – шекспироведы со своей теорией, особыми страстями, версиями и гипотезами. И тут же расположен огромный сувенирный раздел, где мировая святыня и все, с ней связанное, превращается в откровенный китч – все великие цитаты отражены на магнитиках для холодильника, портреты Шекспира нанесены на майки, полотенца, коврики для компьютерных мышек.

Сочетание великих стихов и всевозможных ярмарочных шуток, трагические смерти действующих лиц и мгновенно вскакивающие со смертного одра актеры, пускающиеся в пляс, виртуозная, завораживающая игра, отточенная до мельчайших деталей, и готовность в любой момент перейти к импровизации, если того потребуют обстоятельства, - вот каков "Глобус".

А обстоятельства бывают самыми разными: то начнет орать подвыпившая компания туристов, то кто-то, обманувшись демократичностью атмосферы, облокотится на сцену и попытается заговорить с артистами или станет простодушно угощать их орехами и сластями, протягивая кулечек…

Каждая новая постановка Шекспира в театре – новая трактовка. Скажем, "Ромео и Джульетта" пронизана ощущением праздника – праздника искусства, высшей формой которого и является трагедия. И за три часа спектакля нам показывают, как за такое короткое время, спрессованное искусством, люди успевают прожить целую жизнь. Под конец нам кажется, что Ромео и Джульетта близки к какой-то невероятной годовщине своей супружеской жизни, поскольку они превратились в единое и нерасторжимое целое. И в финале ими движет уже не страсть, не безумство любви, но мудрость и великая привычка к счастью.

И в "Макбете" все сделано по-новому, свежо: пережив все красочные кровавые сцены, мы начинаем понимать, что история идет по кругу, и благородный Макдуф, победивший Макбета, вполне вероятно, даже наверняка, прельстится рано или поздно   ролью предателя. Ему тоже захочется убить короля Малькольма и самому сесть на трон, как когда-то благородному Макбету захотелось убить короля Дункана.

ГАМЛЕТ И ЕГО ОКРУЖЕНИЕ

Давно написано, что уникальность "Гамлета", в частности, в том, что в этой пьесе все роли значительны и важны, можно сказать, что все – главные. Нет практически ни одного персонажа, который не стал бы именем нарицательным. И тень отца Гамлета, и Гертруда, и Горацио, и Клавдий, и Лаэрт, и Полоний, и Розенкранц с Гильденстерном, и Офелия, кого ни назови – с каждым связано какое-то понятие, вошедшее прочно в нашу жизнь.

У каждого, кто не равнодушен к театру, есть воспоминания о разных спектаклях и фильмах с названием "Гамлет". Мне довелось увидеть в Лондоне ту постановку, которая будет 16 и 17 мая показана в Эстонии. Ни в коем случае не хочу своим рассказом предвосхищать впечатления будущих зрителей, замечу лишь, что Гамлет "Глобуса" в каком-то смысле обычный человек, один из нас, в нем нет ни бешенства, ни демоничности, что делает трагедию чуть тише, чем мы привыкли. Но не менее значительной. Не менее великой. Собственно, нам предстоит увидеть лучшее произведение мировой культуры, породнившееся благодаря своей универсальности со всеми другими культурами планеты, в оригинале; услышать, как всё это могло звучать при Шекспире. Счастливая возможность!

Елена Скульская
4.04.2014 
Rus.err.ee